Вступительная кампания 2018

Инфузории-туфельки живут на Земле сотни миллионов лет. И дай Бог, ещё столько проживет это животное, которое, скорее всего полезное, чем вредное, поскольку поедает вредных микробов в водоёмах. Это ничем неприметное животное любят изучать на уроках биологии в школах, потому что оно одно из первых научилось уплывать от опасности и приплывать к пище. Это своеобразное добро и зло инфузории-туфельки стало её смыслом жизни. Наверное, там, где безопасно и много пищи, это и есть Родина для инфузории-туфельки. Размножение этого одноклеточного организма такое же примитивное, как её Родина. Всё просто. Но не намного сложнее устроена жизнь многих людей.

Если опасно и нет работы, уезжай подальше. Тут ничего не поделаешь. Когда начались беспорядки в Луганске, а затем война, люди стали покидать насиженные места.

Многие уехали в Украину. Во-первых, - там безопасно, во-вторых, сохранилась экономическая жизнь: есть банки, магазины, аптеки, больницы и, самое главное, – выплаты пенсий и пособий.

Но много людей осталось в Луганске, потому что, для того, чтобы куда-то бежать, нужны деньги, здоровье, да и часто невозможно расстаться с нажитым добром. Ну, а самое главное: многим бежать в Украину не к кому, их там никто не ждет.

Вот так и живут по разные стороны реки Северский Донец мои земляки-луганчане. Живут тихо, каждый день, думая о будущем, когда закончится это смутное время, когда можно будет возвратиться домой и зажить мирной жизнью.

Людям, которые остались жить в Луганске, впрочем как и другим гражданам Украины, нужны банки, магазины, рынки, аптеки, больницы, школы, университеты, да и еще многое другое, то, что в цивилизованном обществе называется нормальной жизнью. Но почему считается большим патриотизмом - препятствовать элементарной экономической жизни в Луганске? Почему превращать Луганск в Сомали, считается высшим проявлением украинского патриотизма? И почему наши земляки стали активно участвовать в блокаде почему-то ненавистного для них Луганска?

Таких, слава Богу, немного.

Но куда значительней другая популяция луганчан, которая, просиживая в Интернете, льют дерьмо и грязь на Луганск и луганчан. И при этом они себя считают большими украинскими патриотами.

Я уверен, что если завтра сменится власть в Киеве и там установятся новые порядки с новыми людьми, с другими взглядами, они и им будут поклоняться, если это окажется выгодно для них. А если надо, они пойдут сражаться и с нынешними украинскими патриотами. Но не воевать, они слишком трусливы для этого, а будут как всегда, поливать дерьмом и грязью их головы, то, что они это умеют делать отменно. Они – не патриоты, они та же инфузория, только многоклеточная, но с компьютером и Интернетом в руках.

Людей-инфузорий очень много. Вцелом они живут спокойно и безобидно. И поэтому безопасны. Но люди-инфузории, пытающиеся изображать из себя идейных борцов и тем более украинских патриотов, – полная мерзость. Это крайне опасные типы. Это о них сказал Вольтер: «Все пропало, когда чернь начинает говорить».

По большому счёту, Украину разрушили не коммунисты, не бандеровцы и даже не Партия регионов, а многоклеточные инфузории.

И хотя у меня другое понятие украинского патриотизма, я уважаю украинских патриотов, которые готовы идти на смерть ради своих идей. Потому что ими управляют идеи, что, в принципе, не может быть у инфузорий.

Как трудно стать украинским патриотом. И как легко быть инфузорией-туфелькой.

Профессор Бойченко П.К.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

2018 © Государственное учреждение
Луганской Народной Республики
«Луганский государственный медицинский университет имени Святителя Луки»